Анекдоты про сына еврея

Старые добрые еврейские хохмы
(2007)
 

а тут траница анекдотов за  2008 год

Примечание: хахмА - мудрость (иврит)
Для пополнения этой страницы пришлите анекдот, воспользовавшись этой формой. Все поля обязательны.
 

Ваше имя:
Ваш E-Mail:

Ваше сообщение:
 
Из троллейбуса выходит приезжий и спрашивает первого встречного:
- А где ваша знаменитая Дерибасовская?
- Так вам надо было еще четыре остановки проехать!
- А мне в троллейбусе сказали, что мне сейчас надо выходить!
- Простите, а вы стояли или сидели?
Достался в наследство одному мужику от жутко богатой умершей тетки большой алмаз. Hу, что с ним делать? Решил пойти к ювелиру. Тот внимательно осмотрел алмаз и воскликнул:
- Это - уникальный камень! Он стоит бешеных денег! Я не возьмусь его обрабатывать! А вдруг я что-то не так сделаю, вдруг ошибусь! Hет, не возьмусь я его делать, и не уговаривайте!
Пошел мужчина к другому мастеру. Тот тоже отказался, сославшись на те же причины. Пошел к третьему- Рабиновичу.
Рабинович осмотрел алмаз и крикнул мальчику, сидевшему в углу и обрабатывающему какое-то колечко:
- Моня, мальчик мой, сделай-ка вот этот камушек!
Мужик, с испугом:
- Послушайте, как вы можете доверять вашему юному подручному?! Разве вы не знаете, что это за алмаз?! Его отказались обрабатывать самые опытные ювелиры!
- Ша, ша, любезный! Вы знаете, шо у вас за алмаз и сколько он стоит. Я знаю, шо у вас за алмаз и сколько он стоит. А Моня не знает, и он таки сделает!
- Знаете, молодой человек, у нас тут сотрудник умер. Его очень уважали в коллективе. Вот, давайте, как испытание вам: сможете устроить его на Новодевичье кладбище, возьмем вас на работу. Ну а уж если нет, то и нет.
- Договорились, - говорит Рабинович и убегает.
На завтра звонит в отдел кадров.
- Так, записывайте. Есть семь мест на Новодевичьем, три - у Кремлевской стены и два места в Мавзолее. Готовьте людей!
Учитель в классе проводит психологический эксперимент:
- Встаньте те, кто считает себя глупым.
Долгая пауза, учитель торжествует. Но тут встает Мойша Рабинович.
- Мойша, это ты-то считаешь себя самым глупым в классе?!
- Да нет, ну, мне просто неудобно, что вы тут один стоите...
Беседуют два приятеля о скупости третьего:
- На днях Рабинович зашел ко мне в аптеку и сказал, что хочет отравиться. При этом, он спросил, нет ли у меня какого-нибудь медленно действующего препарата. И когда я уточнил у него, зачем ему медленно действующий яд, знаешь, что Рабинович ответил? Он сказал, что хотел бы успеть в аптеку и сдать пустой пузырек!
- Я не хочу выходить замуж за такого жмота, как ты! На! Забирай свое кольцо!
- А где коробочка?
- Абраша, дорогой, почему ты меня ночью называл Надей?
- Почему?... Надя?... Надя?... Странно... А! Так это мне приснилось, что я - Ленин!
- Мамочка, можно мне пойти погулять?
- С грязными ушами?
- Нет, с товарищами.
- Рабинович, назовите повелительное наклонение глагола "молчать".
- Ша!
- Сема, что ты от меня опять хочешь?
- Папа, дай мне рубль, я хочу сходить в зоопарк, посмотреть на удава.
- Возьми лупу, сходи в сад, посмотри на червяка!
- Ведет ли еще адвокат, снимающий у вас квартиру, ваш процесс?
- Да, но теперь мы снимаем у него угол.
- Представляешь, я прочитал книгу, где главный положительный герой - еврей!
- Евангелие?..
В почтовом отделении Рабинович стоит у прилавка и методично ставит штампик "С любовью" на ярко-розовые конверты с изображением сердечек. Потом он достает флакончик и начинает на конверты прыскать духами. Любопытный посетитель подходит к нему и спрашивает, что это он делает. Рабинович отвечает:
- Я отправляю тысячу открыток ко дню 8 Марта с надписью: "Угадай, от кого?"
- Но зачем?
- А я адвокат по бракоразводным делам...
Спорят два еврея:
- Белый это цвет!
- Нет, белый - не цвет!
- А я говорю цвет!!!
- Нет, не цвет!!!
В итоге пришли они к раввину, мол рассуди. Равин открывает Тору и торжественно заявляет: "Белый это цвет"!
А евреи опять спорят:
- Черный это цвет!
- Нет, черный - не цвет!
Снова к равину пришли за ответом. Равин опять открывает Тору и говорит: "Черный это цвет!"
Первый еврей говорит второму:
- Вот видишь, я продал тебе цветной телевизор!
Новый репатриант из СССР продолжает в Израиле читать советские газеты.
- Не могу читать израильскую прессу, - объясняет он. - В ней пишут, что в Израиле инфляция, коррупция, деморализация, и, вообще, Израиль накануне полного краха. То ли дело советские газеты! Читаешь и видишь, что Израиль - мощная держава, захватившая половину земного шара и собирающаяся захватить вторую!
- Что такое шахматный матч Ботвинник - Таль?
- Иудейская война во славу русского оружия.
На заводском митинге клеймили китайских ревизионистов. Один рабочий очень глубоко все это прочувствовал. После митинга он идет с завода по улице и вдруг видит китайца. Рабочий решительно подходит к нему, берет за грудки:
- У, жидовская морда!
Двое русских предстали перед судом по обвинению в избиении двух евреев.
- Гражданин судья! Распили мы пол-литра, включили радио. Они под Газой. Распили мы еще пол-литра - они уже на Суэцком канале. Пошли в магазин, взяли еще пол-литра, распили тут же... Глядим, они уже здесь, возле метро стоят! Ну, мы их того...
Два поляка в одной камере.
- Из-за евреев сидим!
- Так их ведь почти не осталось в Польше!
- В том-то и дело! Если бы они были, то они сидели бы, а не мы!
- Уж эти евреи! Для себя выдумали сионизм, а для других - марксизм!
- Товарищ Рабинович, мы вынуждены вас уволить!
- Но я по паспорту русский!
- Именно поэтому мы вас и увольняем. Дело в том, что мы уже уволили десять евреев, и, не уволив вас для баланса, тем самым проявили бы антисемитизм!
Еврей заполняет анкету.
- Состоял ли в других партиях?
- Нет.
- Находился ли на территории, оккупированной врагом?
- Нет.
- Состоял ли под судом или следствием?
- Нет.
- Национальность?
- Да.
- Хаим, ты слышал, что скоро будет погром?
- А я не боюсь, я по паспорту русский.
- Дурак, бить будут не по паспорту, а по морде!
- Что такое 'лицо агрессора'?
- Это бывшая 'жидовская морда'.
Приходит еврей к раввину:
- У меня уже десять детей и жена беременная, я не могу такую ораву прокормить!
- Этому можно помочь. Открываем мудрую книгу Талмуд на 2326-й странице и читаем: 'Если у еврея много детей, его жена беременна и он не хочет их больше, то ему надо отрезать одно яйцо.'
Через год:
- Я отрезал одно яйцо, а моя жена снова беременна!
- Открываем мудрую книгу Талмуд на 2327-й странице и читаем: 'Если у еврея отрезали одно яйцо, а его жена снова беременна, то ему надо отрезать второе яйцо'
Еще через год:
- Я отрезал второе яйцо, а моя жена снова беременна!!!
- Открываем мудрую книгу Талмуд на 2328-й странице и читаем: 'Если у еврея отрезали оба яйца, а его жена снова беременна, значит не тому еврею яйца отрезали!'
Трамвай едет по Ленинграду. Кондуктор объявляет остановки.
- Площадь Урицкого!
- Бывшая Дворцовая, - комментирует старый еврей.
- Улица Гоголя!
- Бывшая Малая Морская.
- Проспект 25 октября!
- Бывший Невский.
- Замолчите, наконец, товарищ еврей, бывшая жидовская морда.
Новый директор НИИ - большой демократ. Он запросто пришел в лабораторию и жмет руки сотрудникам. Те представляются:
- Иванов.
- Очень приятно!
- Петров.
- Очень приятно!
- Рабинович.
- Ну-ну, ничего, ничего, - похлопывает его по плечу директор.
На учениях по стрельбе солдат Иванов промахнулся, солдат Петров промахнулся, а солдат Рабинович попал в цель. Командир обращается к строю:
- Берите пример с Рабиновича - плохой солдат, а старается!
Генералу представляют отличников боевой и политической подготовки. Они делают шаг из строя и представляются:
- Соколов!
- Сокол! - говорит генерал.
- Орлов!
- Орел! - говорит генерал.
- Рабинович!
- Тоже птица! - говорит генерал.
Еврея спрашивают, почему он не хочет вступать в партию.
- Обязанности у меня будут, как у коммуниста, а права - как у еврея!
Старый еврей с сыном смотрят футбольный матч по телевизору.
- Автор гола - Гершкович! - объявляет комментатор.
- И ты думаешь, они этот гол засчитают? - скептически говорит отец.
Объявление: 'Меняю одну национальность на две судимости. Согласен на большие сроки.'
Африканский диктатор Иди Амин говорит Брежневу:
- Мы своих евреев съели, а вы не можете, что ли?
- Мы их не перевариваем!
Начальник отдела кадров задумчиво смотрит на еврея:
- Вы нам по профилю не подходите.
В отделе кадров:
- Здгавствуйте!
- До свиданья!
- Алло! Моя фамилия Рабинович. Вам нужны такие специалисты?
- Мы бы вас взяли, но нам нужен сотрудник со знанием высшей математики.
- Я окончил мехмат.
- Очень хорошо, но нужно также знать ядерную физику.
- Я также окончил физфак.
- Замечательно! Но дело в том, что в Ашхабаде у нас есть подшефное предприятие, так что нужно знать туркменский язык.
- Я знаю туркменский язык.
- И долго ты еще будешь надо мной издеваться, жидовская морда?!
- Рабинович, где вы работаете?
- На железной дороге.
- И много там наших?
- Двое осталось: я и шлагбаум.
- Товарищ кадровик, вы принимаете на работу с фамилиями на 'ич'?
- Нет!
- А на 'зон'?
- Еще чего!
- А на 'ко'?
- Это - пожалуйста.
- Коган! Иди сюда!
Рабиновича не берут на работу несмотря на то, что он русский.
- С такой фамилией я лучше еврея возьму! - говорит начальник.
- Будет ли при коммунизме пятый пункт в паспорте?
- Нет, будет шестой: 'Был ли евреем при социализме?'
Еврей поступает в аспирантуру на кафедру истории. На экзамене по истории он отвечает на все вопросы, но от него требуют все новых имен и дат.
- Историку нужна особенно хорошая память! - говорят ему.
- О, у меня прекрасная память. Себя я помню с восьмидневного возраста: надо мной склонился седобородый еврей и отрезал мне путь к поступлению в аспирантуру!
В раю - выборы секретаря партийной организации. Кандидатура Карла Маркса отклоняется: во-первых, непролетарское происхождение, во-вторых - еврей.
На выборах секретаря в райской парторганизации была выдвинута кандидатура бога.
- У меня отвод! - поднимается один. - У него сын в Израиле.
Еврейский муж с русской женой подали на отъезд в Израиль. Ей разрешили, а ему нет - из-за пятого пункта.
Военный коммунизм. Обмен телеграммами между Сарой и ее мужем, находящимся в Красной Армии:
'Должна сажать картошку. Некому перекопать огород'.
'Не перекапывай. В огороде зарыт пулемет'.
'Приходили чекисты. Перекопали весь огород'.
'Сажай картошку'.
Во время челюскинской эпопеи разрешалось посылать лишь телеграммы, связанные со спасением челюскинцев. Телеграмма Рабиновича: 'Нашли Леваневского или не нашли, высылай всю партию муки'.
Зима. Лютый мороз. Перед магазином очередь за молоком. Выходит директор магазина:
- Всем молока не хватит, евреи пусть уходят!
Вскоре он снова появляется:
- Все равно молока не хватит, пусть уйдут беспартийные!
Потом он выходит к оставшимся коммунистам:
- Товарищи, только вам, как наиболее сознательным, я могу сказать всю правду: молока нет!
Среди коммунистов ропот.
- Вот жиды! - со злобой говорит один. - Уже больше часа, как они греются дома!
- Рабинович, зачем вы купили тысячу комплектов портретов членов политбюро?
- Открою в Израиле стрелковый тир!
- Будут ли евреи при коммунизме?
- Нет, они сумеют выкрутиться.
- Рабинович, вы хотите в Израиль. Вам что, мало платят?
- Нет, платят хорошо.
- Не устраивает работа?
- Вполне устраивает.
- Плохо с жильем?
- Нет, квартира хорошая.
- Так чего ж ты, жидовская морда, еще хочешь?
Рабиновича вызывают в ОВИР.
- Скажите, Рабинович, что вам так не нравится в СССР? Почему вы хотите уехать?
- По двум причинам. Первая - что у меня сосед пьяница и каждый вечер грозится, что как только скинут коммунистов, он со своими друзьями перережет всех евреев.
- Не беспокойтесь, Рабинович, никому никогда не удастся скинуть коммунистов.
- А вот это как раз вторая причина.
Еврей уехал в Израиль. Не прошло и двух месяцев, как он вернулся обратно. Его спрашивают:
- Почему?
- Понимаешь, здесь люди как люди, а там - одни евреи.
Иностранец на Красной Площади спросил Рабиновича, что это за очередь возле ГУМа. Рабинович ответил, что это очередь подписываться на заем. Молотов вызвал Рабиновича:
- Товарищ Рабинович, от имени советского правительства и советского народа я благодарю вас за ваш поступок. Как вам пришла мысль так находчиво ответить?
- Я патриот!
- Скажите, что бы вы хотели? Вы получите все, что захотите!
- Дайте мне визу в Америку!
Конферансье объявляет:
- Выступает квартет имени дружбы народов. Исполнители: Пилипенко - Украина, Айрапетян - Армения, Мусрепов - Узбекистан, Рабинович - скрипка.
В Политбюро рассматривается проект переселения всех советских евреев в Мордовию с переименованием ее в Жидомордовскую АССР.
Рабиновича запустили в космос. Он радирует: 'Находясь на расстоянии 10000 километров от советской родины, чувствую себя хорошо, как никогда.'
Рабинович узнал о возвращении Гагарина на землю:
- Вылететь из Советского Союза, облететь вокруг Земли - и все это для того, чтобы снова вернуться!
В Тель-Авиве собираются поставить памятник Юрию Гагарину, т.к. это он первый сказал 'Поехали!'
- Хаим, оказывается, у тебя брат в Израиле, - говорит жена. - Почему ты раньше не говорил мне, что у тебя есть родственники за границей?
- Ха! Разве он за границей? Это я за границей!
Во время шестидневной войны:
- Хаим, ты слышал? Наши вчера передавали, что они взяли много наших танков!
Сын спрашивает Рабиновича:
- Папа, что такое пролетарский интернационализм?
- Точно не знаю, но ехать надо.
Плакат в ОВИРе: 'Лучше иметь дальних родственников на Ближнем Востоке, чем близких - на Дальнем'.
Объявление в ОВИРе: 'Тише идиш - дальше будешь!'
Лозунг в аэропорту Шереметьево: 'Отечество славлю, которое есть, но трижды, которое будет! (Владимир Маяковский)'.
Советские евреи делятся на уезжающих, желающих уехать и думающих, что они не желают.
В отместку за то, что раньше жиды продавали Россию, теперь Россия продает жидов.
Петька встречает Чапаева в Иерусалиме:
- Ба! Василий Иванович! И ты здесь!
- А что, Петька, мы академий не кончали, мы без выкупа! А вот Фурманов до сих пор мучается там!
В роддоме всеобщее возмущение: к еврейским роженицам врачи и персонал относятся явно лучше. Главврач обращается к скандалящим женщинам:
- Товарищи мамаши, будьте сознательными гражданками! У них продукция на экспорт!
Вывеска на городском ОВИРе: 'Жидсбыттрест'.
Черновицкий ОВИР выиграл соцсоревнование с горисполкомом по числу сданных квартир.
- Что такое 'Советиш геймланд'?
- Это московский журнал, национальный по форме и антисемитский по содержанию.
Советские евреи делятся на четыре категории:
Уездные евреи (которые уезжают).
Потомственные евреи (которые уедут потом).
России верные жиды (которые остаются).
Дважды евреи Советского Союза (которые уезжают и возвращаются назад).
Советские евреи делятся на храбрых и отчаянных. Первые уезжают, вторые остаются.
- Что это ваш НИИ перестал справляться? Ряды пожидели?
- Нет, жиды поредели!
В Ленинграде в 2000 году останется одна еврейка - Аврора Крейсер.
- Товарищи! Открываем художественную часть вечера, посвященную борьбе с сионизмом. Первым номером нашего концерта перед вами выступит сионист Пердюк... извините, пианист Сердюк!
- Сколько евреев уехало из Прибалтики?
- 110 процентов.
В компании отказников:
- Ребята, хватит уже об отъезде. Давайте лучше о бабах.
- Давайте! Раечка еще не уехала?
В Тель-Авиве открылся дорогой русский ресторан 'Ностальгия'. Кормят скверно, пересаживают за другой столик, хамят, обсчитывают. Швейцар напутствует уходящих: 'Убирайся в свой Израиль, жидовская морда!'
Рабиновича пустили в туристическую поездку по странам народной демократии. Он присылает телеграммы:
'Привет из свободной Болгарии. Рабинович'.
'Привет из свободной Румынии. Рабинович'.
'Привет из свободной Венгрии. Рабинович'.
'Привет из Австрии. Свободный Рабинович'.
По радио читают Маяковского: 'Мы говорим - Ленин, подразумеваем - партия...'
- Ну да! - говорит Рабинович. - Вот уже пятьдесят лет говорим одно, а подразумеваем другое!
Телефонный звонок.
- Позовите, пожалуйста, Рабиновича.
- Его нет.
- Он на работе?
- Нет.
- В командировке?
- Нет.
- В отпуску?
- Нет.
- Я вас правильно понял?
- Да!
В сандуновских банях:
- Рюрик Соломонович, одно из двух: или снимите крестик, или оденьте трусики!
- Рабинович, вы так рветесь в Израиль! Скажите, чем вам здесь плохо? спрашивают в КГБ.
- Мяса нет, рыбы нет, ничего нет... Подумать только, двадцать лет назад еще что-то было!
- Вы лучше подумайте, что бы с вами сделали двадцать лет назад за такие речи!
- Так пуль у вас таки тоже уже нет!
В КГБ Рабиновича отговаривают ехать в Израиль:
- Думаете, вам там будет хорошо? Знаете, как говорится, хорошо там, где нас нет!
- Вот-вот, я и еду туда, где вас нет!
- Рабинович, почему евреи отвечают вопросом на вопрос?
Варианты:
- Кто это вам сказал?
- А почему бы и нет?
- А почему вы меня об этом спрашиваете?
- А вам это для чего?
- А вы в этом точно уверены?
- А почему это вас интересует?
В промежуточном порту встречаются два корабля: один из СССР в Израиль, другой в обратную сторону. Все пассажиры сгрудились к бортам и крутят пальцами около висков. Американец спрашивает кого-то:
- Это что, ваше национальное приветствие?
Пожилой еврей долго наблюдает за регулировщиком на оживленном перекрестке. Наконец не выдерживает и подходит к нему:
- Я очень извиняюсь, с кем это вы все время разговариваете?
- Рабинович, где вы работаете?
- Нигде.
- А что делаешь?
- Ничего.
- Слушай, это отличное занятие!
- А конкуренция какая!
- Исаак, чем ты так расстроен?
- Я на две минуты опоздал на поезд!
- Подумаешь, две минуты! У тебя такой вид, как будто ты опоздал на два часа!
В командировке умер Абрам. Надо было как-то тактично, деликатно сообщить жене Абрама, чтоб та не убивалась от горя. Решили, что кроме Семы никто лучше этого не сделает. Он интеллигент и дипломат. Сема отыскал квартиру Абрама, позвонил. На пороге появилась жена Абрама:
- В чем дело?
Сема был обескуражен, но не настолько, чтоб потерять дар речи.
- Вы знаете, мы с Абрамом были в командировке?
- Знаю. И что?
- Вы знаете, что мы прилично заработали?
- Знаю. И что?
- Вы знаете, мы все деньги пропили. И Абрам тоже.
- Чтоб он подох! - вскричала жена.
- Уже, - вздохнул Сема.
Хаим приезжает из Бердичева в Вену, останавливается в лучшей гостинице, в гостиничном ресторане заказывает роскошный обед. Но затрудняется выбрать десерт.
- Может, апельсиновое желе? - подсказывает официант.
- Н-нет.
- Кофе-гляссе?
- Н-нет.
- А может, шарлотку?
- Шарлотку? - с интересом переспрашивает Хаим. - Можно. Пускай идет прямо в номер.
В еврейском местечке жандармы обыскивают дома в поисках призывников, уклоняющихся от службы в армии. Старик Рабинович нервничает и просит семью спрятать его в погребе.
- Тебе-то чего боятся, в твои-то годы? - успокаивает его жена.
- Да? А генералы в армии уже не нужны?
На еврейском кладбище мать хоронит малолетнего сына, причитая:
- И попроси, сыночек, Господа, чтобы Сарочка вышла замуж. И еще попроси у него, чтобы дядя Хаим выздоровел. И чтобы Натана не взяли в солдаты...
Наконец стоящий рядом могильщик не выдерживает:
- Послушайте, почтеннейшая, если у вас столько дел к Господу Богу, надо было идти самой, а не посылать несмышленого мальчика.
Слепой Мордехай пришел к раввину и спрашивает:
- Что ты сейчас делаешь?
- Пью молоко.
- Что такое молоко?
- Такой белый напиток.
- Что значит 'белый'?
- Ну, как лебедь.
- Что значит 'лебедь'?
- Такая птица с изогнутой шеей.
Раввин согнул руку в локте и дал ее пощупать Мордехаю.
- Вот что значит 'изогнутый'.
Мордехай тщательно ощупал руку и сказал с благодарностью:
- Спасибо тебе, ребе! Теперь я уже знаю, как выглядит молоко!
Молодой еврей ест в день поста. Его старый отец возмущается:
- Караул, что ты делаешь? Посмотри на меня, я старый и больной, но соблюдаю пост.
- Папаша, не волнуйтесь, ни я, ни вы не попадем в рай. Я потому, что не соблюдаю пост, а вы потому, что рая нет.
Рабинович приходит к раввину:
- Ребе, правда, бутерброд всегда падает маслом вниз?
- Да.
- Ребе, вы будете смеяться, но у меня бутерброд сегодня упал маслом вверх!
- Не может быть! - закричал раввин. Потом немного подумал и произнес: - Ага, Понятно! Ты намазал маслом обратную сторону!
Двое договариваются о встрече.
- Завтра?
- Да.
- Где?
- Где хочешь.
- В какое время?
- Все равно.
- Ладно. Только очень тебя прошу: не опаздывай!
Епископ спрашивает у раввина:
- Неужели вы никогда не пробовали свинины?
- Честно говоря, однажды в юности я поддался любопытству и попробовал. А теперь откровенность за откровенность: неужели у вас никогда не было женщины?
- Да, был однажды случай в юности...
- Скажите, а ведь правда это намного лучше, чем свинина?
Ксендз встречается с раввином и говорит:
- Мне сегодня приснился странный сон. Будто я попал в еврейский рай. И там такая грязь, вонь, шум и толкотня!
- А мне, - говорит раввин, - приснилось, что я попал в христианский рай. И так там чисто, светло, сплошное благоухание - и ни души!
Варшава. Яков Лившиц сидит в казино. На сцене певец.
- Еврей, - шепчет Яков своему соседу-поляку.
Певца сменяет черноволосая танцовщица.
- Точно еврейка, - говорит Яков.
Появляется куплетист.
- Еще один, - замечает Яков.
- О Езус! - не выдерживает поляк.
- Тоже еврей!
Еврей купил попугая. Когда принес домой, попугай закричал:
- Покончим с евреями!
Еврей покачал анекдоты про сына еврея головой:
- Это надо же, с таким носом...
Старый еврей жалуется доктору, что плохо слышит левым ухом. После осмотра доктор говорит:
- Ничего не могу поделать. Это старость.
- А что, мое левое ухо старше правого?
Доктора Герца ночью вызывают к богатому пациенту. Осмотрев больного, доктор спрашивает:
- Завещание вы уже составили?
- Нет! А что?
- Да! Сию минуту вызовите нотариуса.
- Вы думаете, доктор, что моя жизнь в опасности?
- Ничего подобного. Я просто не желаю быть единственным идиотом, который из-за вас не спит по ночам!
В результате несчастного случая умер Мендель. Нужно уведомить жену.
- Это надо сделать осторожно... как-нибудь постепенно... - говорит один приятель.
- Постепенно? - задумчиво спрашивает другой. - Тогда надо послать Абрама, он заикается.
Еврей плачет над могилой.
- Ой вей, почему ты так рано умер?
- О ком это вы так горюете? - спрашивает кладбищенский нищий.
- О первом муже своей жены.
Когда Рабиновича берут в армию, он говорит, что он хотел бы служить во флоте.
- А плавать вы умеете?
- Плавать? Мне это нравится! У вас что, кораблей нет?
Еврей отличился в русско-японской войне. Он может выбрать награду: георгиевский крест или сто рублей.
- Какая цена георгиевского креста? - спрашивает он.
- Бессмысленный вопрос, - отвечает офицер, - сам крест стоит не больше рубля. Здесь речь о чести.
- Понимаю, - говорит еврей, - дайте мне 99 рублей и крест.
Немецкий кайзер незадолго до конца войны навещает госпиталь. Он дружески беседует с пациентами. Все говорят, что уверены в победе. Кайзер подходит к постели раненого еврея.
- Конечно, мы выиграем, ваше величество! Но я должен дать совет на всякий случай: перепишите провинцию Бранденбург на имя жены.
- Скажи, милый друг, - спрашивает еврей своего приятеля-христианина, я хочу завтра креститься. Как мне следует одеться?
- При всем желании не могу ответить: в нашей семье для этого пользуются пеленками.
- Помогите погорельцу. Сгорело все мое богатство и я сам убежал в чем был...
- А у вас есть документ о том, что вы погорелец?
- К сожалению, документ тоже сгорел!
Еврею из глухого местечка впервые показывают телефон.
- Это очень просто! Одной рукой нужно снять трубку, другой набрать номер...
- А как разговаривать, если обе руки заняты?!
- Ты идешь на похороны Рабиновича?
- Почему это я должен идти? Думаешь, он придет на мои?
Молодой еврей стоит перед входом в рай и стучит в дверь.
- Я хочу в рай!
- Молодой человек, но для этого надо совершить какой-нибудь благородный поступок...
- Я подошел к римскому цезарю и в глаза сказал ему все, что я думаю об этом мучителе евреев!
- И когда это было?
- Минут десять назад!
Два еврея обсуждают своего ребе.
- А недавно он совершил чудо! К нему в синагогу ввели хромого и он сказал: 'Брось костыли и иди!'
- И что хромой?
- Он упал и разбился.
- Так какое же это чудо?
- Зато я видел это собственными глазами!
Приезжий проповедник в своей проповеди упрекает тех, кто торгует по субботам. В конце проповеди к нему подходит купец, пожимает руку и дает приличную сумму. Довольный проповедник говорит:
- Что, убедил я вас?
- Меня-то нет. Но я видел, что вы убедили остальных, и теперь я хотя бы по субботам буду избавлен от этих проклятых конкурентов!
К генералу входит денщик-еврей с телефонной трубкой.
- Господин генерал, вам зовуть.
- Не вам, а вас.
- Мене?
- Не мене, а меня!
- Так я и говорю, вам зовуть!
В Кнессете оратор, известный своей несдержанностью, завершает речь словами:
- Попробуй сделай что-нибудь, если половина членов Кнессета - идиоты!
Наутро фраза попадает в газеты, и общественное мнение грозит обернуться не в пользу автора. На очередном заседании Кнессета он выходит на трибуну и говорит:
- Я тут позволил себе бестактность и вынужден извиниться: половина членов Кнессета не идиоты!
Рабинович в Кнессете снял пиджак. Окружающие ему объясняют, мол, неприлично, в парламенте без пиджака. А Рабинович отвечает:
- А мне английская королева разрешила!
- То есть как это?...
- Был я как-то в Англии на приеме у английской королевы, снял там пиджак, а королева мне говорит: 'Господин Рабинович, это вы там у себя в Кнессете пиджак будете снимать!'
Изя уехал за границу и там умер. Его семья решила сообщить в Россию. Но поскольку денег было жалко, то послали короткую телеграмму: 'Изя все!'. Из России ответили тоже телеграммой: 'Ой'.
- Ребе Мойше, что это вы такой молчаливый?
- Чтобы я в такой холод руки из карманов вынимал!
Экскурсия туристов в раю. Видят - сидит у дороги старая еврейка. Туристы узнают Марию и восхищенно говорят ей:
- Вы - самая великая женщина в истории. Вы родили Иисуса Христа!
- Конечно, конечно. Но если б вы знали, как мы с мужем хотели девочку!
'Лучше поздно, чем никогда!' - подумал старый еврей, положив голову на рельсы и глядя вслед уходящему поезду.
Один еврей рассказывает:
- Представляешь, прихожу домой, а там жена с любовником. А глаза у них хитрые-хитрые... Думаю, что за черт! Бегу прямо к холодильнику, открываю его, так и есть! Всю фаршированную рыбу съели, сволочи!
- Будьте любезны, попросите к телефону Рабиновича.
- Вам какого, старшего или младшего?
- Старшего...
- Они оба умерли.
В купе поезда едут молодой человек и пожилой еврей. Ложась спать, молодой человек спрашивает:
- Не скажите, который час?
Пожилой еврей, не ответив, поворачивается к стенке и засыпает. Утром молодой человек с удивлением спрашивает:
- А почему вы мне вчера не ответили который час?
- Видите ли, - отвечает еврей, - Я бы ответил вам который час, вы бы мне сказали, что вы тоже едете в Бердичев. Мы бы разговорились. Я вижу, вы приятный человек, пригласил бы вас к себе. Дома у меня дочь-красавица Роза. Она бы накрыла на стол, посидела бы с нами. Вы бы в нее влюбились, попросили у меня ее руки. А, скажите, зачем мне зять, у которого даже часов нет?
Один русский все время получает посылки из Израиля. Вызывают его в КГБ.
- В чем дело, товарищ?
- Видите ли, - объясняет он, - во время войны я прятал у себя еврейскую семью, вот они в благодарность мне посылки шлют.
- О! Вы молодец! - говорят ему. - Герой!
- Да чего там! - машет рукой тот. - Я и сейчас троих прячу!
- Рабинович, как приятно вас здесь встретить! Я вас уже издали узнал. Когда вы подошли ближе, я засомневался - мне показалось, что это не вы, а ваш брат. Но потом я подумал: нет, это он. А теперь вблизи я вижу, что это все же не вы.
В синагогу рвется галантерейщик Каплан. Но у него нет билета, и шамес его не пускает.
- Послушайте, у меня срочное дело! Мне надо немедленно найти в синагоге моего компаньона и все с ним обсудить!
- Ладно уж, - говорит шамес, - по делу я вас впущу. Но даже и не думайте молиться!
Известный талмудист Цви Хайес слушает проповедь молодого раввина, а в конце сердечно пожимает ему руку со словами:
- Самой сильной стороной вашей речи был, безусловно, ваш цилиндр!
Цадик с шамесом идут по местечку. Откуда-то с громким лаем выбегает собака. Цадик пускается наутек.
- Ребе, - урезонивает шамес, - зачем нам бежать? Ведь Талмуд говорит, что собака не тронет ученого человека.
- А ты уверен, что эта собака читала Талмуд?
Еврей спрашивает у раввина:
- Ребе, что бы вы больше хотели иметь: пять тысяч рублей или пять дочерей?
- Пять дочерей, - отвечает раввин.
- Почему?
- Потому, что сейчас у меня их восемь.
- Ребе, я не понимаю: приходишь к бедняку - он приветлив и помогает, как может. Приходишь к богачу - он никого не видит. Неужели это только из-за денег?
- Выгляни в окно. Что ты видишь?
- Женщину с ребенком, повозку, едущую на базар...
- Хорошо. А теперь посмотри в зеркало. Что ты там видишь?
- Ну что я могу там видеть? Только себя самого.
- Так вот: окно из стекла и зеркало из стекла. Стоит только добавить немного серебра, и уже видишь только себя.
Мудрый раввин целый день спорил с посетителем насчет гонорара за совет и предсказание.
- А ты бы мог, как я? - спрашивает он шамеса.
- Отчасти, - отвечает тот, - давать людям советы и предсказания я тоже могу. Но вот с серьезным видом брать за это деньги пока еще нет.
- Ребе, как, собственно, возникает дождь?
- Вот так: облака - это как большие мокрые губки. Когда ветер их сталкивает друг с другом, это так же как когда нажимают губку, вода выходит.
- Чем вы можете это доказать?
- Ну, ты же видишь: идет дождь!
Рассказывает хасид:
- Однажды ребе упал в воду, глубина была больше трех метров, а наш ребе не умеет плавать. На счастье у него были при себе две маринованные селедки. Он взял их в руки, они ожили и вытащили его на берег.
- Я тебе не верю. Чем ты можешь это доказать?
- Ты же видишь: ребе жив.
Человек богатырского сложения просит на улице милостыню.
- Посмотри на свои руки! - возмущается богатый прохожий. - С такими ручищами ты просишь милостыню?
- По-вашему, я должен отрезать себе руки ради каких-то паршивых копеек?
- Рабинович, вы должны мне сорок рублей!
- Я знаю. Завтра, с самого утра...
- Завтра, завтра! Я уже знаю твое 'завтра'! На прошлой неделе ты сказал, что не можешь отдать, в прошлом месяце ты сказал, что не можешь отдать. В прошлом году...
- И что? Я хоть раз не сдержал слово?!
К мультимиллионеру Бродскому приходи молодой еврей.
- Господин Бродский, у меня есть к вам предложение. Мы можем оба заработать по триста тысяч.
- Триста тысяч - это хорошие деньги. Что за предложение?
- Я слышал, что вы даете за своей дочкой шестьсот тысяч приданого. Так вот, я согласен взять ее за триста!
У Рабиновича спросили:
- Что заставило вашего сына жениться на дочери банкира - любовь или деньги?
- Любовь к деньгам.
Похороны Ротшильда. В погребальной процессии заливается слезами скромно одетая еврейка.
- Вы так убиваетесь... Покойный был, наверное, вашим родственником?
- Нет! Поэтому я и плачу.
Банкир Левенталь целых полчаса выслушивал жалобы бедняка. Наконец он позвал слугу и сказал:
- Выгоните этого человека, он разрывает мне сердце!
Богач Ошер Кон водит знакомого по своему новому особняку.
- Вот салон... это спальня... А в этой столовой могут одновременно обедать - не приведи Господь! - пятьдесят человек...
Барон Ротшильд занят делами. Лакей вводит в кабинет посетителя. Ротшильд, не отрывая глаз от бумаг, говорит:
- Возьмите себе стул и садитесь.
- Барон, я князь Чарльз Луи де Граммон!
- Ну так возьмите себе два стула...
- Рабинович, одолжите мне сто рублей.
- У меня, к сожалению, с собой столько нет.
- А дома?
- Дома, спасибо, все в порядке.
Дети Ивановых всегда играли вместе с детьми Кисельманов. Но однажды Саша Иванов говорит, что они больше не будут дружить с евреями:
- Нам папа сказал, что вы распяли нашего Христа.
Маленький Самуил кричит:
- Да нет, это, наверное, Сандлеры из пятого дома.
Как известно. Гитлер был крайне мнителен и суеверен. Однажды он вызвал к себе прорицателя, чтобы узнать свое будущее.
- Мой фюрер, я вижу в своих книгах, что вы умрете в день еврейского праздника.
- Какого?
- О, фюрер, в какой бы день вы ни умерли, он станет большим еврейским праздником!
Прохожий обращается к трехлетнему малышу:
- Как тебя зовут, малыш?
- Абраша...
- Такой маленький, а уже еврей!
Два еврея едят карпа. Один кладет себе больший кусок, а приятелю поменьше. Тот говорит:
- Как тебе не стыдно! На твоем месте я положил бы тебе кусок побольше, а себе поменьше.
- Попробуй, пойми тебя после этого! Вот же он, твой меньший кусок!
7692. Обедает рядовая еврейская семья. Вдруг один из трапезничающих роняет нож (что является 'народной приметой' - придет гость). Глава семьи бросается за ножом и успевает его поймать в сантиметре от пола. После обеда младший сын, отправившись погулять, возвращается и кричит:
- Мама, папа, там дядя Изя в нашем лифте застрял!
Ругаются два еврея.
- Ты скот!
- Что ж, я скот, - говорит второй, - у меня только вопрос: я скот, потому что я твой друг, или я твой друг, потому что я скот?
Богатый выкрест демонстрирует приятелю свой дом:
- Вот столовая в стиле Людовика Пятнадцатого, бидермейеровский салон, кабинет в стиле эпохи Дюрера... А там спальня моего отца...
- А, понимаю, дохристианская эпоха?
Встречаются два еврея:
- Как жизнь?
- Не спрашивай! Дерьмо!
Через год они снова встречаются.
- Ну, а теперь как?
- Ты помнишь прошлый год? Так это было повидло!
- Я целый год работаю только с убытком!
- Почему же ты не закрываешь дело?
- А на что тогда жить?
У Рабиновича родился сын. Он приглашает гостей на праздник:
- Когда придете, стучите ногами.
- Почему ногами?
- Но вы же не с пустыми руками придете!
Купе поезда. В купе двое. На верхней полке пожилой еврей. Он все вздыхает и ноет:
- Ох, как я хочу пить! Как я хочу пить! Как я хочу пить!
И так два часа. Попутчику надоело это слушать. Он сходил в ресторан, принес ему бутылку воды. Тот жадно выпил, поблагодарил и начал:
- Ох, как я хотел пить! Как я хотел пить! Как я хотел пить!...
На одной лестничной площадке жили два соседа-однофамильца, оба Цукермана. В одну неделю один из них скончался, а другой уехал в Израиль. Телеграмму уехавшего в Израиль по ошибке принесли вдове другого Цукермана. Она читает ее и падает в обморок. Там написано:
'Прибыл на место. Пекло страшное'.
- Если бы ты знал, что я имею от своей жены! На прошлой неделе она просит у меня сто пятьдесят рублей. В этот понедельник ей надо еще сто, а вчера она имеет наглость просить у меня двадцать пять рублей!
- Слушай, зачем ей столько денег?
- Кто это может знать? Ты же понимаешь, что я не дал ей ни копейки!
- Хотите послушать, как гудит Рабинович?
- Давайте.
- Рабинович, идите сюда. Сколько времени вы уже не живете со своей женой?
- У-у-у-у!
- Фима, Михаил Калинин умер!
- Да? Ну и что толку? Это ведь случается не часто...
Один сильно заикающийся еврей решил устроиться диктором телевидения. Встречает его приятель.
- Ну как? Ходил? - спрашивает он.
- Х-ходил, - отвечает тот.
- Приняли?
- Н-не приняли, - отвечает тот, - а-антис-семиты!
Один человек звонит в отдел кадров института.
- Вы евреев на работу берете?
- Берем!
- А где вы их берете?
- У Абрамовича член, как бешеный конь!
- Такой быстрый?
- Нет, так же ни минуты не стоит!
Еврей пишет из Италии знакомому: 'Пользуясь случаем, посетил музей и попросил сфотографировать себя рядом с Аполлоном. Тот, который голый, это Аполлон'.
- Рабинович, как вам удалось, торгую газированной водой, построить дачу.
- Если государство сумело на простой воде построить гигантские ГЭС, то почему мне нельзя на газированной построить дачу.
Еврей умирает. У изголовья сидит жена. Еврей, еле шепча:
- Сара, не забудь позвать на похороны Риву.
- Ты что!? Забыл, как я к ней отношусь?
- Сара, ну я тебя очень прошу. Позови Риву.
- Абрам, только не это. Проси, что угодно, кого хочешь позову, но не Риву.
- Сара, но ведь это моя последняя просьба.
- Ну ладно... Но учти, удовольствия от твоих похорон я не получу.
Сара провела несколько бессонных ночей у постели тяжело больного супруга.
- Хаим, - взмолилась она, - я должна хоть капельку поспать. Будешь умирать - разбуди.
Мчится поезд. Вдруг машинист видит, что на путях стоит еврей. Неожиданно поезд сходит с рельс и через поле мчится к лесу. В кабину машиниста врывается испуганный начальник поезда:
- Ты чего, с ума сошел?
- Понимаете, - объясняет машинист, - еду я, вдруг вижу на путях еврей стоит...
- Так и надо ж было давить его! - восклицает начальник поезда.
- Я и хотел, а он к лесу побежал!
На еврейском кладбище. Утро, солнце, весна...
- Какая чудесная погода! - сказал прохожий старику, одиноко сидевшему на скамейке. - Все в природе оживает...
- Тсс...сказал старый еврей - У меня тут лежат три жены.
- Наум, говорят, ты был на гастролях в Америке?
- Да, я играл там в негритянском джазе.
- Да? И много там было негров?
- Кроме меня и левы - все евреи!
В кабинете директора:
- Говорят, вы ходите в синагогу, и молитесь, чтоб вам прибавили зарплату?
- А что, нельзя?
- Можно. Но я не люблю, когда через мою голову обращаются в вышестоящие инстанции.
В суде:
- Гражданка Рабинович, мы рассматриваем ваш иск к гражданину Зильберману. Когда был этот случай изнасилования?
- Он был все лето...
Захотелось еврею в цирк сходить. Звонит он в справочное:
- Дайте мне, пожалуйста, телефон ци'ка.
Барышня дает ему телефон ЦИКа. Он звонит туда:
- Здравствуйте, это ци'к?
- Да.
- А какие у вас есть новые хохмочки?
- Подождите, не кладите трубку...
Естественно, вскорости за мужиком приехали, забрали, отделали как следует и посадили на 15 суток. Вышел, оклемался - снова в цирк захотелось. Звонит в справочное - ему дают тот же номер. Думает - соединили неправильно. Звонит туда:
- Здравствуйте, это ци'к?
- Да.
- А какие у вас есть новые хохмочки?
- Подождите, не кладите трубку...
- Нееет! Эту хохмочку я уже знаю...
Идут по кладбищу два еврея. Один говорит:
- Здесь лежит Абрам Хаймович, очень уважаемый человек. Я бы хотел лежать рядом с ним. А вот лежит Сара Кацман, очень уважаемая женщина. Я бы хотел лежать рядом с ней.
- А я бы хотел лежать рядом с Сарочкой Розенблюм...
- Она же еще живая!
- О!
Владелец магазина Коган шлет телеграмму фабриканту Зильберману: 'Ваше предложение принимаю. С уважением, Коган'.
Телеграфистка советует:
- 'С уважением' можно вычеркнуть.
- Откуда вы так хорошо знаете Зильбермана? - удивился Коган.
Матч чемпионата мира по футболу РОССИЯ-ГЕРМАНИЯ.
На поле выходит германская команда, вместо нашей выбегает один Протасов, сильно с бодуна.
Судья: 'А где, собственно, команда?'
Протасов: 'Понимаете, ребята уквасились вчера здорово, только один я и успел проспаться.'
Судья: 'Как же вы будете играть?'
Протасов: 'Да, вот...'
Вдруг на поле появляется Рабинович и кричит Протасову:
- Запиши меня, сыграем!
-???
- Записывай, выиграем обязательно!
Через некоторое время он его уломал. Прошло 20 минут, голос диктора:
- Итак, мы ведем репортаж с матча сборных России и Германии. Счет 40:0! Одиннадцать истинных арийцев бегают по всему полю за одиноким евреем, а Протасов забивает свой 41 мяч в пустые ворота!
- Господин Рабинович, здравствуйте. Тысяча лет и зим, где вы пропали? Как же вы изменились. Раньше вы были толстый, низенький, почти без волос, а теперь стали высоким, худым и волосы кучерявые.
- Я не Рабинович!
- Так вы и фамилию переменили?
- Погода паршивая!
- Это из-за Гольфстрима.
- Он еврей?
- Нет. Течение.
- Масонское?
- Океаническое.
- Из Израиля?
- Нет. Из Америки.
- Так я и знал. У них, у евреев, небось солнышко светит, а мы тут гнить должны.
- Да нет. Там сейчас ночь.
- А ты откуда все знаешь? ЕВРЕЙ!!!???
- Что, Гриша умер?
- Да, еще вчера.
- То-то я смотрю - он в гробу лежит!
- Негодяй, мерзавец, трепач!
- Кто это?
- Да этот жлоб, Поцман!
- Что он натворил?
- Он назвал мою дочь шлюхой! Будь у меня автомат, я влепил бы ему пощечину ногой!
- Семен, как живешь, что нового?
Семен грустно:
- Жена изменяет мне.
- Ты не понял, Сема, я спрашиваю, что нового?
- Циля! Что ж вы не спрашиваете как я живу?
- Роза, как вы живете?
- Ой, и не спрашивайте!
Раннее лето, утро, солнце, обалденная погодка. Выходит на улицу старый еврей, видит обалденную радугу. Грустно качает головой:
- Нет, ну надо же! На это у них деньги есть!
Умирает старый еврей. К нему приходит прощаться его друг, тоже очень старый еврей, и говорит он следующую фразу:
- Зяма, ты скоро будешь на небесах, там встретишься с НИМ, так вот, если он спросит про меня, то ты меня не видел и вообще не знаешь.
Еврей прослужил пару недель и просится в отпуск.
- Нельзя, - ему говорят, - соверши какой-нибудь подвиг!
- А если танк арабский пригоню - пойдет? - спрашивает.
- Танк годится - отвечают.
Наутро еврей пригоняет арабский танк. Ему без разговоров оформляют отпускные документы - езжай, мол. Но тут кто-то спросил:
- А как ты танк пригнать сумел?
- Очень просто: сел на танк, поехал к арабам и крикнул: 'Кто в отпуск хочет - давай машинами меняться!..
- Здесь проживают супруги Гольдберг?
- Нет. Но на первом этаже живет господин Гольд, а на четвертом - Берг.
- Ага! Значит, они разошлись!
В отделение милиции доставили полковника и штатского за избиение еврея. Спрашивают полковника, за что, мол?
- Как он в автобус вошел, так мне на ногу и наступил. И стоит. Ну я минуту подождал, вторую, Думаю: если через пять минут с ноги не сойдет, то точно в морду получит...
Спрашивают мужика:
- А ты что же влез?
- Так я гляжу, товарищ полковник то на часы смотрит, то на еврея, то на часы, то на еврея... А потом как ему в морду даст! Ну думаю, по всему Союзу началось...
Понес кой-то черт еврея в горы. Упал он оттуда, но зацепился за кустик. Висит и молится: 'Господи, помоги!'. Тут открывается в небесах дверка, оттуда Бог:
- Что надо-то?
- Вот, сейчас упаду, помоги!
- Еврей?
- Ну!
- Мацу ешь?
- Ем!
- В Меня веруешь?
- Верую!
- Ну, тогда отпусти руки.
- Так, все ясно. (В дверку на небесах) Эй! Есть там кто-нибудь еще?!
- Исаак! Мне сегодня мой шеф сказал, что я просто красавица!
- Ну, теперь ты убедилась, что он извращенец?
К Абраму на работу прибегает сосед:
- Ты знаешь, у тебя дома наш управдом имеет любовь с твоей Сарой!
Побежали они домой. Абрам заглядывает в замочную скважину:
- Мойше, но это же не наш управдом!
Рабинович спрашивает у местечкового ребе:
- Ребе, а можно курить в субботу?
- Конечно, нет.
- А почему же вы курите?
- А потому что я никого не спрашиваю!
Приходит как-то Абрам домой и сокрушается:
- Сара, ну как же так, ты ведь всегда говорила, что кто рано встает, тому Бог подает. Сегодня я встал так рано, так рано, а какой-то жулик в трамвае обчистил мои карманы.
- Ну так что же, значит, он встал еще раньше!
Еврейский Дед Мороз:
- Здраааааствуйте, детишки... Покупайте подарочки!
Еврей подает на выезд в США. Получает визу, едет, через год просится назад. Его пускают. Еще через полгода он подает на выезд в Израиль. Через год возвращается. Подает на выезд в Канаду... Его вызывают в органы и спрашивают:
- Почему вы нигде не осядете? Вам что, нигде не нравится?
- А, и там дерьмо, и тут дерьмо... Но вот пересадка в Париже, какая кухня!
- Сыночек, не ходи ты в этот университет - там одни евреи!
- Как же, мама?.. А Ломоносов?
- Молодой ты еще, многого не знаешь... Это теперь он - Ломоносов, а раньше был - Ораниенбаум!
- Какая разница между евреями и дельфинами?
- Точно не знаю, но на кого-то из них запрещена охота.
Мойше рассказывает друзьям ночное происшествие:
- Ворвались, все обыскали, все разбили и забрали! Вы думаете это все? Нет! Трахнули меня, жену, тестя и кошку! Вы думаете это все? Нет!! Они сказали, что завтра еще придут. Вы думаете что теперь все? НЕТ!!! Когда уходили, один меня пнул и говорит 'У, бандюга!' Нет, вы подумайте, это я- то бандюга! Мы с женой так смеялись, так смеялись...
 - Алло! Это отдел снабжения Русской Православной Церкви?
- Да.
- Отца Лифшица, пожалуйста!
 Тюрьма, еврея запихивают в камеру. Еврей:
- Ша-а-а, если вы будете так пихаться, так к вам никто ходить не будет...
Решили евреи в местечке баню построить, но не могут договориться, какой пол в ней делать. Одни говорят: из струганых досок, чтоб в босые ноги занозы не загнать. А другие: из неструганых досок, а то босыми ногами по струганому полу скользко ходить. Никак не договорятся, пошли к раввину. Раввин подумал и решил:
- Доски стругать, но класть струганой стороной вниз.
- Скажите, Рабинович, почему вы все время врете?
- Я никогда не вру.
- Нет вы все время врете. Вот куда вы сейчас едете?
- В Херсон.
- Ну вот вы опять врете
- Да с чего вы взяли? Я никогда не вру.
- Вы сказали, что едете в Херсон, чтобы я подумал, что вы едете в Николаев, хотя на самом деле вы едете в Херсон. Так зачем же вы врете?
Телеграмма Рабиновичу: 'Волнуйтесь. Подробности письмом. Цукерман'.
Телеграмма Цукерману: 'Что случилось? Волнуемся. Рабинович'.
Телеграмма Рабиновичу: 'Волнуйтесь. Кажется, умер Моня. Цукерман'.
Телеграмма Цукерману: 'Так кажется или да? Волнуемся. Рабинович'.
Телеграмма Рабиновичу: 'Пока да. Цукерман'.
В картинной галерее еврей спрашивает генерала (картавя):
- Это кто, Сувогов?
Генерал (передразнивая):
- Да, это Сувогов, Сувогов...
- Зачем вы мне подражаете? Вы бы лучше ему подражали!
Встречаются два еврея:
- Исаак, почему ты такой грустный?
- Меня сняли с должности первого секретаря райкома партии.
- Как же это произошло?
- Да какая-то сволочь донесла, что я беспартийный.
Продают рыбу, живую, в бочке. Абрам спрашивает.
- У вас свежая рыба?
- Ты что, не видишь, она живая.
Абрам говорит:
- У меня Сара тоже живая, но не свежая.
Хаим осматривает Музей восточного искусства. Останавливается перед статуей с двенадцатью руками и изумленно восклицает:
- Шесть пар рук! Боже милостивый, вот кто любил поговорить.
 В одном купе оказались ксендз и раввин. Католик угощает иудея ветчиной:
- Закон запрещает нам есть свинину, - отказывается ребе.
- Жаль, - сочувствует ксендз. - Это такое удовольствие.
На прощание раввин говорит:
- Кланяйтесь своей жене.
- У меня нет жены, - сообщает ксендз. - Закон запрещает нам совокупляться с женщиной.
- Жаль! - вздыхает ребе. - Это такое удовольствие!
Контролер в поезде обращается к еврею:
- У вас билет до Херсона, а поезд идет в Конотоп.
- И часто ваши машинисты так ошибаются?
Еврей едет в одном купе с иностранцем.
- Скажите, любезный, а куда вы едете?
- Я? В Баден-Баден. А вы?
- Я? В Бердичев-Бердичев, - не растерялся еврей.

Еврей у раввина.
- Ребе, чем жена отличается от жемчужины?
- Жену можно нанизать только с одной стороны, а жемчужину с обеих.
- Ребе, но я могу нанизать свою жену с двух сторон.
- Тогда у тебя не жена, а жемчужина.

Еврей везет в Израиль портрет Ленина.
- Это что? - спрашивают его на советской таможне.
- Это не 'что', а 'кто'! Это - Владимир Ильич Ленин!
- Это кто? - спрашивают его на израильской таможне.
- Это не 'кто', а 'что'! Это - золотая рамочка.

- Чего это ты вырезаешь из газет?
- Вот заметка о муже, получившем развод из-за того, что жена шарила по его карманам.
- И что же ты с ней сделаешь?
- Положу в свой карман.

- Рабинович, говорят, что Вы большой интриган.
- Да, а кто это ценит?
- Вы не скажете, когда мне нужно сойти, чтобы попасть на Дерибасовскую улицу?
- Следите за мной и выходите на две остановки раньше.
- Скажите, пожалуйста, у Вас есть в меню дикая утка?
- Нет, но для Вас мы можем разозлить домашнюю.
- Сара, кто это Вам так подбил глаз?
- Мой Абрам.
- А мы думали, что он в командировке.
- Я тоже так думала.
- Скажите, Вы случайно не сын старика Рабиновича?
- Да, сын, но что "случайно", я слышу впервые.
- Моня, какой все-таки грех, что у нашей Софочки ребенок родился до свадьбы...
- Так что здесь такого? Откуда он мог знать когда свадьба?
- Рабинович просит у меня денег. Не знаю, стоит ли ему давать.
- Обязательно дай.
- Почему - "обязательно"?
- Иначе он у меня попросит.
- Сара, какие купальники надевают религиозные еврейки?
- Раздельные, чтобы отделять молочное от мясного.

Философы:
- Рабинович, что такое судьба?
- Ой, это если вы идете по улице, и вам на голову падает кирпич!
- А если мимо?
- Значит, не судьба.
Умирает еврей. Зовёт жену:
- Роза, подойди ко мне!
Роза подходит.
- Роза, надень, пожалуйста, красное платье.
- Зачем?
- Роза, я умираю. Роза, я прошу тебя, надень красное платье!
Роза надевает красное платье.
- Роза, а теперь надень, пожалуйста, кружевные чулочки.
- Зачем?
- Роза, я умираю. Роза, я прошу тебя, надень чулки! И накрась губы!
Роза все это делает, подходит к мужу и говорит:
- А зачем всё это?
- Роза, ложись рядом со мной! Г-сподь увидит какая ты красивая и заберет тебя вместо меня.
- Добрый вечер, Сара Абрамовна! Как ваша головная боль?
- Ой, ушел играть в карты...
Засуха. Приходят евреи к ребе и просят сотворить чудо - сделать дождь.
- Нет, - говорит ребе, - чуда не будет!
- Но почему?
- Потому что вы в Б-га не верите! Если бы вы действительно верили в Б-га, то пришли бы сразу с зонтиками!
На работе умирает Рабинович.
Другого еврея посылают подготовить его жену.
Тот приходит по адресу, звонит в квартиру:
- Простите, здесь живет вдова Рабинович?
- Простите, я - не вдова.
- Поспорим?...
- Рабинович, Вы слышали о докладе Альберта Эйнштейна на физическом конгрессе?
- И что он там им доложил?
- Как "что?"? Теорию относительности!
- И что это такое?
- Объясняю популярно. Вот, если жена Вам подает бульон, а в нем плавают три волоса. Это много волос или мало?
- Конечно, много! Ну и что?
- А если на голове всего три волоса. Это много волос или мало?
- Ясно. Ну и что?
- Так это и есть теория относительности!
- И вы хотите сказать, что этой хохмой Альберт Эйнштейн морочил голову всему физическому конгрессу?
- Рабинович, Вы слышали, что академик Абрам Йоффе изобрел полупроводники?
- И что это такое?
- Похоже, это когда один проводник на два вагона.
- Мам, купи собаку-у-у-у!
- Отстань, не куплю!
- Ну, мам, смотри какая она красивая, добрая, ну купи-и-и-и!
- Сказала - не куплю! Отстань!
- Ма-а-а-а-м, ну пожалу-у-уста, ну купи-и-и-и!
- Изя, отстань, продай свою собаку кому-нибудь другому!!!
Инструктор по сельскому хозяйству райкома выступает на колхозном собрании. Он говорит о выгодности разведения кур. С каждой курицы можно получить столько-то рублей годового дохода. Его перебивают вопросом:
- А сколько плотит еврей с образованием, ежели уезжает?
- Четыре тысячи, но не будем отклоняться, товарищи.
Он переходит к разведению овец и объясняет выгодность этого дела. Его снова перебивают:
- А сколько плотит еврей-инженер, ежели уезжает?
- Около восьми тысяч, но я продолжаю, товарищи.
И он говорит о разведении крупного рогатого скота. С каждой коровы можно получить столько-то рублей годового дохода...
- А ежели еврей кончил верситет?
- Двенадцать тысяч...
- А, может, нам выгодней евреев разводить?
Секретарь на заседании партбюро:
- Товарищ Рабинович, у вас есть мнение по этому вопросу?
- Да, у меня есть мнение, но я с ним не согласен!
У входа в синагогу табличка:
"Войти сюда с непокрытой головой - такой же грех, как прелюбодеяние".
Ниже дописано:
"Я пробовал и то, и другое. Разница - колоссальная!"
Заходит Моше к Рабиновичу.
Раздевается в коридоре, принюхивается и спрашивает:
- Рабинович, чем это у вас так пахнет?
- Роза это, аз ох ун вэй...
- Шо, завяла?
- Нет, переодевается...
Встреча на Приморском бульваре:
- Слушайте, Рабинович! Я вчера так смеялся. Я вчера вечером проходил мимо вашего дома. В спальне окна были не занавешаны, горел свет, и я видел, как Вы голый бегали за своей Розой. Я так смеялся, так смеялся!...
- Вы хотите еще больше смеяться?
- Ну?
- Таки это был не я!
Аптека. Рабинович:
- Извините, а сколько стоит у вас снотворное?
- 7 гривен, и то - исключительно для вас!
- Ой, не смешите меня! За такие деньги я вообще никогда не засну!!!
Приходит Рабинович к ребе.
- Ребе, у меня куры дохнут, что делать?
- Очень просто. Начерти круг, построй но кругу ограду и загони туда кур.
Приходит снова. Ребе, я сделал, как вы учили. Но куры дохнут!
- Тогда вот что. Раздели этот круг пополам. Белых кур посади в одну половину, а пёстрых в другую.
- Ребе, я так сделал, но все куры сдохли...
- Какая жалость, у меня было ещё столько идей...

Приходит Сара к ребе.
– Ребе у моего маленького запор. Что делать?
– Читайте псалмы.
Приходит через некоторое время.
– Ребе у моего маленького понос.
– Читайте псалмы.
– Как? Разве псалмы - это не слабительное?
– Рабинович дома?
– Он на даче...
– Как, он купил дачу?
– Нет, он на даче показаний.
Встречаются страховой агент Рабинович и портной Хаймович.
– Хаймович, это правда, что ты крестился?
– Да.
– Но как ты мог предать веру наших отцов?
– Я встретился с батюшкой, он обладает таким даром убеждения! Вот, поговори с ним, сам поймешь.
Рабинович заходит в церковь. Час его нет, два. Наконец, выходит.
Хаймович:
– Ну???
Рабинович:
– Я его застраховал...
Рабинович встречает Изю и говорит ему:
– Я купил туфли в два раза меньше размера моей ноги.
– Уже на туфлях экономишь? – спрашивает Изя.
– Да нет, - объясняет Рабинович, - просто, когда домой заходишь, там жена истеричка, там сын наркоман, там сосед орет, а ты снимаешь туфли… и так хорошо…
Поссорился Изя с Рабиновичем. И вот однажды Рабинович, проходя мимо
дома Изи и заметив последнего сидящим у окна, говорит:
– Люди, вы только посмотрите на этого урода – еще красуется из окна. Имея такое лицо, лучше уж задницу бы выставил – было бы приличнее.
– Уже пробовал, таки все прохожие сразу спрашивают: «Рабинович, что это вы делаете у Изи дома, вы же с ним поссорились?»
Звонок от дальнего родственника, у которого Рабинович гостил на прошлой неделе:
– Изя, вы знаете, после вашего отъезда ведь мы недосчитались 10 рублей!
– Абрам, как вы могли такое подумать на меня! Мне не надо ваших 10 рублей!
– Да нет, все в порядке, Изя, мы их потом нашли. Но знаете, какой-то
неприятный осадок все же остался...
– Рабинович! Куда вы так спешите?
– В бордель!
– В шесть утра?!
– Ой, хочу поскорее отделаться.
В аэропорту таможенник спрашивает у Рабиновича:
– Откуда прибыли?
– Какие прибыли, что вы? Одни убытки...
Умер старый Рабинович. Вскрыли его завещание, читают: «Дочке моей, Сарочке, оставляю 100 тысяч долларов и дом. Внучке моей, Ривочке, оставляю 200 тысяч долларов и дачу. Зятю моему, Шмулику, который просил упомянуть его в завещании, упоминаю: Привет тебе, Шмулик!..»
– Наш Моня Рабинович таки поменял пол!
– Уй! Говорят, такие операции стоят бешеных денег!
– Да ну шо вы! Шо такое несколько квадратных мэтров дубового паркета при его-то деньгах?..
Пожилого Рабиновича останавливает одесский фраер:
– Жидовская морда, сколько времени?
– Посмотри на мои часы в кармане брюк.
– Как же я могу увидеть сквозь штаны?
– А как же ты увидел, что я еврей?
Рабинович пришел в синагогу за отпущением грехов. Его встречает раввин.
– Ребе, я согрешил с чужой женой...
– Отвечай, с кем ты совершил грехопадение?!
– Не могу, ребе.
– Можешь и не стараться! Я и так знаю, что ты согрешил с женой булочника Шихмана – она известная блудница.
– Нет, ребе.
– Нет?! Так, значит, ты согрешил с дочерью портного Каца?! Как ты низко пал, несчастный!
– Нет, ребе.
– Что-о-о-о?! Неужели ты спутался с этой распутницей, племянницей лавочника Кацмана?!
– Нет, ребе.
– Ах, нет?! Вон отсюда, развратник! Не будет тебе никакого отпущения!
Рабинович выходит из синагоги довольный. Столпившиеся у крыльца евреи
спрашивают его:
– Ну, как, отпустил тебе ребе грех?
– Нет.
– А чего ты тогда такой довольный?
– А я таких три адреса узнал!
На международном конкурсе йогов первое место занял товарищ Рабинович, который 73 года живет, затаив дыхание.
Оперный театр. Дают «Евгения Онегина». В одном из первых рядов
сидит Рабинович с женой. Через некоторое время он засыпает.
Его расталкивает жена:
– Пока ты тут спишь, Ленский Онегину послал вызов.
– И что, он таки едет?
Маленького Мойшу Рабиновича выгнали из еврейской школы за неуспеваемость и плохое поведение. Перевели в другую, тоже еврейскую. Через пару месяцев выгнали и оттуда по тем же причинам. Перевели в другую – аналогично. Через некоторое время в городе не осталось еврейских школ, и Мойшу перевели в католическую. Через неделю вызывают отца и говорят ему, какой хороший у него сын, как хорошо он учится и что он вообще – самый лучший ученик школы и т.п. Отец по возвращении домой в недоумении спрашивает сына:
– Мойше, что с тобой произошло? Тут мне говорят, что ты лучший ученик, не хулиганишь и т.д. Что с тобой они сделали?
– Понимаешь, папа, в первый день, когда я пришел в эту школу, какой-то человек в черном повел меня в какую-то темную комнату, показал мне мужика, распятого на кресте, и сказал: «Мойше, смотри – это Иисус Христос. Он тоже был евреем». И я понял, папа, что тут не повыпендриваешься.
Приходит жена Рабиновича с рынка и говорит мужу:
– Ох, Абрам, я сегодня дала маху!
– Какому Маху?! Мах уехал пять лет назад!
– Да ты меня не понял! Я таксисту пять рублей дала и забыла взять
сдачу.
– Ох, Сара, лучше бы ты дала Маху!..
Умирает старый еврей Рабинович. Жить осталось считанные минуты, и вдруг он почуял запах с кухни. Подзывает он своего внука и говорит:
– Ицик, пойди на кухню и посмотри: по-моему, баба Циля готовит фаршированную рыбу...
Проходит сколько-то времени, внук возвращается и говорит:
– Да, ты прав, но бабушка сказала, что это на потом....
– Рабинович, с твоей Сарой спит весь город, и чтобы к ней попасть, нужно занимать очередь, брось ее, зачем нужна тебе такая жена!
– Ты понимаешь, если я брошу ее, то мне тоже нужно будет занимать очередь.
Рабинович показывает дачу, которую продает, супружеской паре:
– Давайте поступим следующим образом: вы назовете цену, за которую хотите приобрести дом, мы от души посмеемся, а потом поговорим о деле.
Едут в поезде Рабинович и китаец. Рабинович спрашивает:
– Простите, вы еврей?
– Нет, я китаец.
– Нет, все ж таки вы еврей, чего вы стесняетесь?
– Да нет, уверяю вас, я китаец!
И так два часа. Наконец китайцу надоедает этот разговор, и он говорит:
– Отвяжитесь! Да, я еврей!
– Ну вот, я же говорил, - удовлетворенно замечает Рабинович. - А, скажите, вам никогда не говорили, что вы ужасно похожи на китайца?
Встречаются Рабинович и Кацман.
– Ты знаешь, кто был Исаак Левитан? – спрашивает Рабинович.
– Нет, – отвечает Кацман.
– А кто был Авраам Линкольн?
– Тоже не знаю.
– А я знаю, – гордо заявляет Рабинович. – Потому что я каждый вечер хожу то на лекцию, то в музей.
– Молодец... А вот ты знаешь, кто такой Мойша Хаймович?
– Нет. А кто он?
– А это тот, кто ходит к твоей жене, пока ты шляешься то на лекцию, то в музей.
Рабинович разбогател и купил огромный дом. К нему пришел знакомый, и Рабинович водит его по своему новому особняку:
– Вот гостиная... Это спальня... Это мой кабинет... А в этой столовой могут одновременно обедать – не приведи Господь! – пятьдесят человек.
– Слушайте, Хаим, вы не были в Одессе, так вы таки потеряли полжизни!
– А что это за город, Одесса?
– О, это очень большой город, в нем больше мильёна жителей...
– А евреи там есть?
– А вы шо, глухой?
– Ну, хорошо, я таки приеду в Одессу, где я там буду жить?
– У мине.
– А где я вас найду?
– Господи, Боже-ж мой! Выйдете на Малую Арнаутскую, дом 23, зайдете во двор и крикнете: «Ра-би-но-вич!» Все окна откроются, кроме одного. Это буду я, Шапиро...
– Алло, это Одесса?
– А вы как думаете?
– Алло, это Рабинович?
– А что?
– Вы знаете, что в Нью-Йорке умер Ваш дядя?
– И всё мне?
– Вы знаете, сколько за ним долгов?
– Послушайте, куда вы звоните?
Хаим Рабинович и Сема Кацман идут по улице. Вдруг Сема поворачивается и говорит:
– Послушай, Хаим! А вот если у тебя было бы два «Мерседеса», ну таких, самых крутых, со всеми наворотами, знаешь, бар внутри и все такое – ты бы мне дал один?
– Семчик, дорогой! Сколько мы уже с тобой знакомы? Тридцать лет? Мы же с тобой друзья со школы. Так чего ты спрашиваешь? Конечно, если бы у меня было бы два таких «Мерседеса», один был бы точно для тебя.
Идут дальше. Опять Сема поворачивается:
– А вот, Хаим, представь, что у тебя две шикарные яхты, совершенно одинаковые. Ты бы одну мне дал?
– Семчик, ну что ты задаешь такие вопросы? Мы же с тобой как братья, ты у меня свидетелем на свадьбе был, и на бармицве у моего сына, и вообще... Конечно, если бы у меня было бы две яхты, одну я тебе бы отдал.
Дальше идут. Вдруг опять Сема поворачивается:
– А представь, Хаим, что у тебя было бы две курицы...
– Сема, ну это уже нечестно. Ты ведь знаешь, что у меня есть две курицы.
Разговор в одесском трамвае:
– Скажите, вы на следующей выходите?
– Да.
– А впереди вас?
– Да.
– А вы их спрашивали?
– Да!
– И что они вам ответили?
Старый, слепой нищий еврей, всю свою жизнь проведший, собирая милостыню на углу Дерибасовской и Ришельевской, по шагам, на слух узнаёт своих клиентов. «Тук-тук», – раздаются шаги. Судя по лёгкости и уверенности, это молодой человек, который на протяжении многих лет проходил мимо нищего и бросал в его шляпу полтинник. «Тук-тук», – человек проходит мимо и подаёт нищему двугривенный.
– Постойте, постойте, – окликает его слепой. – Скажите, что происходит? Раньше вы мне подавали полтинник.
– Понимаете, я женился и теперь не могу тратить так много на милостыню.
– Интересное дело. Он, видите ли, женился, а я что, должен содержать его семью?!
– Алле, это штаб-квартира общества «Память»?
– Да.
– И что, серьёзно, евреи всю Россию продали?
– Да!
– А где можно получить свою долю?
К одесскому еврею подходит прохожий и спрашивает:
– Извините, вы не знаете, где находится Дерибасовская?
– Я? Это я-то не знаю, где Дерибасовская?! Да иди ты на… Он говорит, что я не знаю где Дерибасовская!..
Абрам пошёл на работу, и его переехал поезд. Ближайшего друга его семьи просят тактично сообщить о смерти Абрама его вдове. Он звонит к ней в дверь:
– Здесь живёт вдова Абраши?
– На тебе дулю, он ушёл на работу!
– На тебе две дули! Ребята, заноси!
Старый еврей дарит внуку ботинки:
– Возьми, Сёма, и носи аккуратно!
Через месяц Сёма прибегает к деду:
– Деда, твои ботинки порвались!
– Как, порвались?! Такую обувь испоганил! Мой отец эти ботинки десять лет носил, я – восемь лет носил, отец твой – шесть лет носил, а ты за один месяц уничтожил!
Две одесситки выходят на балконы. Их дома напротив. Одна и спрашивает:
– Сара, ты что, никак заболела? Я видела, как от тебя в два часа ночи ушёл доктор!
– Ай, Соня, перестань разговаривать, тошно послушать! Если от тебя каждое утро уходит полковник, так я же не кричу на всю улицу, что началась война!
– Слушай, Хаим, к нам в Одессу приезжает сам Эйнштейн!
– Да! Это что, знаменитый аптекарь?
– Да нет, это знаменитый физик!
– А что он изобрёл?
– Теорию относительности.
– И что, её можно мазать на хлеб?
– Ну, как тебе объяснить?.. Например, если ты переспишь ночь с Сарой, то эти часы покажутся тебе одним мгновением. А если тебя посадить задницей на раскалённую сковороду, то даже это мгновение покажется тебе вечностью.
– И что, он с этими двумя номерами собирается выступать у нас в Одессе?
– Диночка Исааковна, я вас поздравляю с днём рождения и желаю всего-всего самого-самого!
– Спасибо, дорогая! Ведь никто меня не поздравил, ни одна сволочь, кроме тебя!
Вечер у Рабиновичей. Хозяйка подносит одной из дам тарелку с пирожными.
– Спасибо, я уже съела одно.
– Ну, допустим, не одно, а четыре, но кто вам считает?!
– Моня, дорогой, сколько лет, сколько зим! Может быть, по рюмочке коньячку за мой счёт?
– А почему бы и нет?!
– Ну, нет, так нет!
У старого Хаима спрашивают:
– Как здоровье?
– Не дождётесь!
– Ребята, хватит уже об отъезде! Давайте лучше о бабах!
– Давайте… Раечка ещё не уехала?
– Хаим, ты слышал новость?
– Ну?
– В зоопарке родился слонёнок!
– А как это отразится на евреях?
У входа в синагогу табличка: «Войти сюда с непокрытой головой – такой же грех, как прелюбодеяние». Ниже дописано: «Я пробовал и то, и другое – разница колоссальная!»
Хоронят старого еврея. Он приказал родственникам, чтобы после его смерти к нему в гроб положили тысячу долларов из его сбережений. Родственники запихивают купюры в гроб, они вываливаются наружу, их снова засовывают обратно… Тогда подошёл старый раввин и спросил:
– Евреи, шо вы делаете?
– Он завещал положить ему в гроб деньги.
– Я говорю, шо вы делаете?! Выпишите ему чек!
– Ребе, у моей жены тяжёлые роды. Что делать?
Ребе смотрит в Талмуд, бормоча:
– Тяжёлые роды, тяжёлые роды… А, вот, нашёл! Возьми старые-старые штаны и брось их в печку.
– Ребе, неужели вы думаете, что это поможет?!
– Во всяком случае, не помешает.
– Берите хлеба, гости дорогие, намазывайте масло.
– Да мы и намазываем.
– Нет, это вы накладываете, а вы намазывайте, намазывайте…
– Алле, Хаим дома?
– Ещё дома, а венки уже вынесли.
Пожилая пара готовится ко сну.
– Хаим, ты закрыл калитку?
– Закрыл.
– А дверь ты закрыл?
– И дверь закрыл.
– На английский замок?
– И на английский.
– А на засов?
– И на засов.
– И на цепочку?
– И на цепочку тоже закрыл.
– А на швабру ты закрыл дверь?
– Ой, на швабру, кажется, забыл…
– Ну, правильно. Заходи и бери, что хочешь!
Старая Одесса.
– Боже мой, кого я вижу! Соломон Моисеевич!
– Меня зовут Соломон Маркович.
– Вы мне будете рассказывать, как вас зовут?! Я вашего папу с детства знал! Он был таким красивым, кудрявым!
– Ничего подобного. Мой папа был маленький и лысый.
– Ай, идите к чёрту, вы не знаете своего папу!
Изя звонит Мойше на работу:
– Привет, старый козёл!
– Вы знаете, с кем говорите?! – раздаётся незнакомый голос.
– С кем?
– С генеральным директором фирмы!
– А вы знаете, с кем говорите?
– Нет.
– Ну, и слава Богу! – говорит Изя и кладёт трубку.
Возле банка сидит еврей и торгует семечками. К нему подходит другой еврей и говорит:
– Мойша, дай взаймы десять рублей.
– Не могу. У меня с банком договор – я кредиты не даю, а они семечками не торгуют.
Еврейская семья собирается на похороны. Мойша надевает ярко-жёлтые ботинки. Сара:
– Мойша, надень чёрные ботинки, и идём!
– Я хочу жёлтые.
– Чёрные, и мы уже пошли!
– Хорошо, я надену чёрные, но никакой радости эти тёщины похороны мне не принесут.
Абрам застал жену с любовником:
– Сарочка, тебе бы ещё папироску в зубы – и будешь вылитая проститутка.
Встречаются два еврея:
– Слышал я «Битлз», не понравилось. Картавят, фальшивят, что людям в них нравится?!
– А где ты их слышал?
– Да мне Мойша напел…
Сидят двое нищих. Перед каждым из них шляпа и надпись. У одного: «Подайте бедному еврею», у второго: «Подайте бедному арабу». Шляпа первого пуста, а в шляпе второго куча денег. Прохожий подходит к еврею, кидает рубль и говорит:
– Слушай, смени надпись, иначе останешься голодным.
Когда прохожий ушёл, еврей повернулся к своему соседу и сказал:
– Ты понял, Изя? Этот человек будет учить нас коммерции!
– Абрам, где ты себе достал такой костюм?
– В Париже…
– А это далеко от Бердичева?
– Ну, примерно, две тысячи километров будет.
– Подумать только! Такая глушь, а так шьют хорошо!
В дни, когда Израиль напал на арабов, в Москве один гражданин избил двух евреев. Его доставили в отделение и спрашивают:
– За что вы их избили?
– Утром слышу по радио, что Израиль напал на арабов. Днём узнаю, что евреи дошли до Суэцкого канала. Вечером захожу в метро, а они уже здесь!
Старый еврей купил лотерейный билет. Вечером вся семья собирается за столом и начинает мечтать:
– Вот выиграем легковой автомобиль!.. В воскресенье поедем за город. Кругом птички поют, цветы растут…
– Возьмём с собой бабушку, дедушку и Моню с собой возьмём…
– Как Моню?! Он же не отдал три рубля за мясо!
– Моня, выйди из машины!
– Хаим, ты кем работаешь?
– Я не работаю.
– А что ты делаешь?
– Ничего.
– Да.. Ну и занятие…
– Зато, какая конкуренция!
Телеведущий:
– Господин Голдберг, расскажите, как вы стали миллионером.
– Ну, я когда я впервые попал в Америку, у меня было 10 центов. Я купил на них два яблока, вымыл их и продал по 10 центов каждое.
– А потом?
– Потом на эти деньги купил четыре яблока, вымыл и продал по десять центов каждое.
– А потом?
– А потом умер мой дядя и оставил мне в наследство миллион долларов.
– Доктор, скорее приезжайте! У моей жены, кажется, будут сложные роды.
– Фамилия?
– Рабинович.
– Всё будет нормально. Маленький Рабинович как-нибудь выкрутится.
– Скажите, вы принимаете на работу людей с фамилией на «штейн»?
– Нет!
– А на «ман»?
– Нет!
– А на «ко»?
– Да, принимаем.
– Коган, заходи!
Еврей в синагоге:
– Господи, что делать? Мой сын крестился.
Голос сверху:
– И у меня та же проблема.
Умирает старый еврей. Приходит раввин, открывает большую, толстую книгу и начинает читать над ним молитву.
– Ребе, – говорит старик, – а ведь мы учились с вами в одном классе.
– Да, да. Но не надо сейчас об этом. Подумай лучше о своей душе…
– А помните, ребе, у нас в классе училась Сара?
– Да, но не будем сейчас об этом…
– А помните, ребе, эта Сара была такая эффектная?
– Помню, но подумай лучше о душе, о жизни загробной…
– Так вот, ребе, один раз я её уговорил, и мы пошли на сеновал, но там было слишком мягко, и ничего не получилось.
– К чему сейчас эти греховные мысли?
– Так вот, ребе, я и думаю: вот если бы тогда положить Сарочке под тохэс эту вашу толстую книгу!..
К директору цирка приходит человек, ставит на стол чемоданчик, оттуда выбегают мышки во фраках, достают из крохотных чехольчиков инструменты и играют вторую симфонию Чайковского.
Директор:
– Неслыханно! Невероятно!
– Что, берёте?
– Не могу. Первая скрипка у вас, несомненно, еврей.
Жара. На скамейке у дома сидят два старых-старых еврея и разговаривают:
– Сёма, я тебе сейчас расскажу одну вещь, но ты не поверишь…
– Почему? Я поверю.
– Иду я вчера мимо универмага, у витрины стоит необыкновенной красоты девушка. Мы познакомились. Нет, ты мне не веришь…
– Я тебе верю.
– Так вот, она оказалась телеграфисткой. Я пригласил её в ресторан. Она пошла. Нет, ты мне не веришь…
– Я тебе верю, верю.
– Мы заказали шампанское, потом коньяк. А потом она пригласила меня к себе домой. У нас с ней было четыре раза. Нет, я вижу, что ты мне не веришь…
– Я тебе верю. Я только не верю, что она была телеграфисткой.
– Почему?
– Потому что, когда ты последний раз мог, телеграфа ещё не было.
Из устава армии обороны Израиля:
• Во время обсуждения приказа с командиром, запрещается крутить ему пуговицы на мундире.
• Когда идешь на парад, не приводи с собой родственников.
• Хотя бы во время боя не давай советов командиру.
• Когда сидишь в окопе, не разговаривай – прострелят руки!
– Исаак, ты знаешь, кто по национальности Мао Цзе Дун?
– Да, ну! Не может быть!
Стоят три еврея, разговаривают.
– Вы знаете, Давид Ароныч умер.
– Д-а-а-а, какой был человек!
– И его положили рядом с Hатан Моисеевичем.
– Д-а-а-а, какой был человек!
Первый:
– Я бы хотел, чтобы, когда я умру, меня положили рядом с Абрам Исакычем.
Второй и третий:
– Д-а-а-а, какой бы человек!
Второй:
– А я бы хотел, чтобы меня положили рядом с Моисеем Израилевичем.
Первый и третий:
– Д-а-а-а, какой бы человек!
Третий:
– А я бы хотел, чтобы меня положили рядом с Сарой Моисеевной.
Первый и второй:
– Д-а-а-а, какая женщина, какая женщина!
Второй:
– Но, постойте - она же ещё жива!
Третий:
– Так в этом-то все и дело!
В еврейском ресторане. Клиент зовет официанта:
– Попробуй этот суп.
– Что вдруг? Это же тот суп, который вы всегда заказываете.
– Нет, ты попробуй.
– Слушайте, когда же это я вам подавал плохой суп?
– Я тебе говорю: попробуй!
– Что, он пересолен?
– Попробуй, говорю!
– Ну, хорошо, хорошо, вот я сажусь и пробую. Я попробую... А где ложка?
– Ага!!! - говорит клиент.
Ксендз говорит раввину:
– Вот вы простой раввин и умрете раввином. А я надеюсь со временем стать епископом.
– Допустим. Что дальше?
– А епископ может стать кардиналом!
– Допустим. Что дальше?
– Ну... кардинал может стать папой.
– А дальше?
– Что дальше, что дальше?! Не может же человек стать Господом Богом!
– Как сказать… Одному еврейскому мальчику это уже удалось.
Умирает старый Исаак. У постели умирающего собралась родня.
– Сара здесь? - спрашивает он.
– Здесь.
– Хаим здесь?
– Здесь.
– Двойра здесь?
– Здесь.
– Мойша здесь?
– Здесь.
– А кто же в лавке остался?!
В Бердичеве на одной улице четыре портняжных лавки. На первой надпись: «Лучший портной в России». На второй: «Лучший портной в Европе». На третьей: «Лучший портной в мире». На четвертой: «Лучший портной на этой улице».
В Одессе умер Изя. Родственники решают, как бы подешевле сообщить об этом печальном событии родным в Израиль. Придумали и послали телеграмму «Изя – все». Через неделю приходит ответная телеграмма: «Ой».
– Чем отличается англичанин от еврея?
– Англичанин уходит, не прощаясь, а еврей прощается, но не уходит.
Урок русского языка в одесской школе. Учитель:
– Сегодня ми изучаем степени сравнения прилагательных. Чтобы было ясно, я сразу приведу примеры. Берем слово «хорошо». Сравнительная степень – «лучшее», превосходная степень – «очень хорошо», и степень, которая ни с чем не сравнится – «чтоб я так жил!» Понятно? Тогда возьми, Моня, слово «плохо» и сделай с ним то же самое!
– Хужее.
– Прекрасно! Давай превосходную степень.
– Очень плохо.
– Великолепно! Ну, и последняя степень?
– Чтоб вы так жили!
Маленький Абрам приходит домой и говорит:
– А сегодня в школе, когда меня спросили о национальности, я сказал, что я русский!
Папа отвечает:
– Ну что ж, теперь ты не будешь сидеть на своем мягком стульчике, а будешь сидеть на табуретке!
Мама:
– Теперь ты не будешь кушать супчик с курочкой, а будешь кушать щи!
Бабушка:
– Теперь ты не получишь к обеду баранью котлетку, а будешь есть перловку!
Сели кушать, Абрам, сидя на табуретке, похлебав щи и принявшись за перловку, говорит:
– Всего полчаса русский, а как я вас, жидов, ненавижу!
Владелец магазина Коган посылает телеграмму фабриканту Зильберману:
«Ваше предложение принимаю. С уважением, Коган».
Телеграфистка советует:
– «С уважением» можно вычеркнуть.
– Откуда вы так хорошо знаете Зильбермана? – удивился Коган.
– Погода паршивая!
– Это из-за Гольфстрима.
– Он еврей?
– Нет. Течение.
– Масонское?
– Океаническое.
– Из Израиля?
– Нет. Из Америки.
– Так я и знал. У них, у евреев, небось, солнышко светит, а мы тут гнить должны.
– Да нет. Там сейчас ночь.
– А ты откуда все знаешь? Ты что еврей?!
В магазин приходит маленький Мойша. Протягивает банку продавщице.
– Мне три литра мёда.
Та наливает полную банку.
– А папа завтра придёт и заплатит.
– Ну, нет, – забирает у него банку продавщица и выливает обратно мёд. Мойша выходит на улицу и заглядывает в банку:
– Папа был прав, тут хватит на два бутерброда.
В одесской школе учительница задает вопрос классу:
– Дети, кто знает, что было в 1799 году? Кто знает? Как вам не стыдно такого не знать. В 1799 году родился великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин! Дети, а кто знает, что было в 1812 году?
Встает Изя и отвечает:
– Мне кажется, в 1812 году у Александра Сергеевича была бармицва…
Еврейская семья на опере «Евгений Онегин». Бабушка спрашивает у зятя:
– Скажи, Мойшенька, а Онегин – еврей?
– Нет, Софа Марковна, он русский.
Проходит пять минут.
– Скажи, Мойшенька, дорогой, а Ленский-то еврей?
– Нет, Софа Марковна, русский.
Проходит ещё пять минут.
– Мойшенька, сынок, а Татьяна, я вижу, еврейка?
– Нет, что вы, Софа Марковна. Она чисто русская.
Проходит ещё время.
– Мойша, ну, а няня Татьяны, она-то ведь еврейка, да?
– Еврейка, еврейка…
Бабушка поворачивается к сцене, хлопает в ладоши и кричит:
– Браво, няня!
Рабинович нашел пачку денег, а там не хватает…
Иисус, Моисей и Бог-отец играют в гольф. Моисей бьёт по шарику, и тот падает в океан. Моисей делает шаг, воды расступаются, Моисей бьет второй раз, и шарик попадает в лузу. Бьет Иисус, шарик опять попадает в океан, но Иисус проходит по воде, как по тверди земной, делает второй удар и попадает в лузу. Бьет Бог – в океан. Там шарик съедает рыбка, рыбку подхватывает чайка, на чайку нападает коршун и несет ее в сторону лузы. Когда коршун пролетает над лузой, гремит гром, молния ударяет в коршуна, чайка от испуга открывает рот, и шарик попадает в лузу.
Иисус:
– Папа, бросьте свои еврейские штучки и играйте по правилам.
Экскурсия идет по раю. Видят: сидит старая еврейка и вяжет носки.
– Кто это? – спрашивают они.
– Это пресвятая дева Мария, – отвечают им.
Они подходят и с огромным почтением начинают:
– Вы такая знаменитая! Вы – самая великая женщина в истории! Вы родили такого сына! Вы понимаете, что для всех нас Иисус Христос...
– Да-да, я все понимаю! Но, вообще-то, мы с мужем хотели девочку!
Один хасид влюбился в русскую девушку. Состриг пейсы, сменил лапсердак на изящный костюм, Отпустил маленькие усики, купил букет цветы и пошел на свидание. Тут выскочила из-за угла машина и сбила его. Когда он предстал перед Богом, то обратился к нему с жалобным упреком:
– Господи! За что? Я же так в тебя верил! Соблюдал все твои заповеди!
И услышал в ответ:
– Мойша, это ты? А я тебя не узнал!
Первый день в первом классе. Учительница просит каждого встать и назвать свою фамилию.
– Иванов.
– Петрова.
– Сидоров.
– Штирлиц.
– Не балуйся! Как твоя фамилия?
– Штирлиц.
– Завтра с отцом в школу придешь.
На следующий день ученик приходит с отцом.
Учительница:
– Ваш сын говорит, что он Штирлиц.
Отец:
– Да он стесняется. Борманы мы, Борманы.
Жена послала Рабиновича в магазин купить продукты. Пришел он в магазин - а там надпись на кассе "Евреям сметану не продаем". Рабинович, как увидел ее - давай скандалить: исписал пол-книги жалоб и предложений, кричит, визжит от негодования, требует директора магазина. Наконец директор магазина согласился его принять. Вбегает разгневанный Рабинович...и остолбевает... Директор магазина - старый еврей. "Как же Вам не стыдно" - кричит Рабинович - "Вы же сам еврей?" "А Вы хоть пробовали эту сметану?"
Местечковый раввин убеждает зажиточных евреев жертвовать на ремонт синагоги:
– Только посмотрите, как выглядит дом молитвы: окна выбиты, пол исцарапан, всюду грязь и бардак...
Голос из зала:
– Вот именно...
– Что вы хотите этим сказать, господин Кон?!
– Просто я вспомнил, где оставил калоши.
– Бабушка, а кто такой Карл Маркс?
– Карл Маркс был экономистом.
– Как наш дядя Изя?
– Нет, наш дядя Изя – старший экономист.
Ужин в еврейской семье. Вдруг со стола падает вилка. Папа Абрам с трудом на лету ловит вилку и с облегчением:
– Ну, слава Богу, никто не придет.
В этот момент забегает дочка...
– Папа! Мама! Тетя Caра застряла в лифте.
– Изя, ты уже устроился?
– Нет, работаю пока...
Крик с верхнего этажа борделя вниз:
– Мадам Зося! Прикажите кочегарам, чтоб меньше топили! Клиент потеет и сползает!
Выступает в ООH посол Израиля:
- Я хочу начать свою речь с экскурса в историю. Давным-давно Моисей водил евреев по пустыне. Было жарко, хотелось пить. Тогда Моисей ударил рукой по дюне, и превратилась она в озеро. Евреи напились, а Моисей скинул одежды пошел купаться. Когда он вышел из воды, одежды не было. Скорее всего, ее украли арабы!
Ясир Арафат вскакивает:
- Ложь! В то время не было там никаких арабов!!!
Посол Израиля:
- Вот именно с этого я и хотел начать свою речь.
- Изя, это правда, что Мойша дал тебе пощечину, а ты никак не отреагировал?
- И это называется "не отреагировал"? Хорошенькое дело, а кто же тогда упал?
Рожает богатая еврейка. Позвали дорогого врача. Он пришёл и увидел, что роженица лежит на кровати и стонет по-французски: «О, мон дьё... О, мон дьё...» Врач осмотрел её, покачал головой и вышел из комнаты.
Тут подходит муж еврейки:
- Ну, что, доктор, она уже рожает?
- Ещё нет. Давайте подождём.
Они уселись в соседней комнате, и врач стал читать газету. А из комнаты всё доносится стон: «О, мон дьё... О, мон дьё...» Муж начинает нервничать. Врач читает о скачках. Стоны раздаются всё громче: «О, мон дьё!.. О, мон дьё!..» Муж не выдерживает и говорит врачу:
- Ради Бога, ну сделайте хоть что-нибудь. Вы же слышите, как она мучается!
- Подождите, ещё не время. Я знаю, когда нужно вмешаться.
Проходит время. Вдруг стоны «О, мон дьё... О, мон дьё...» прекращаются, и еврейка кричит: «О, вейз мир, гевалт!»
- Вот теперь - пора, - говорит врач, закрывает газету и идёт к роженице.
- Хаим, что-то давно Вас не видно... Неужели устроились на работу?!
- Да! Представте себе... Манекенщиком, моделью - как принято сейчас говорить...
- Вас?! С Вашей фигурой?! И кудаже?!
- На презервативную фабрику!
Еврейские анекдоты советской тематики
В советское время выбирают в синагоге раввина. Кандидатур три: один прекрасно знает Талмуд, но не член КПСС; второй член КПСС, но плохо знает Талмуд; третий и Талмуд знает, и член КПСС, но еврей.
Рабинович каждое утро подходит к газетному киоску, берет «Правду»,
проглядывает первую страницу и возвращает газету, не купив. Через несколько дней продавец спрашивает, что он ищет.
– Некролог.
– Некрологи помещают на последней странице.
– Некролог, которого я жду, будет на первой!
Рабинович, проходя вместе с ноябрьской демонстрацией перед трибунами,
поднимает руку и кричит:
– Пламенный привет! Пламенный привет!
– Рабинович, с каких это пор вы их так любите? - тихо спрашивает идущий рядом Абрамович.
– Не могу же я прямо заявить: «Чтоб вы сгорели!»
Приходят как-то к Рабиновичу из компетентных органов с обыском. И говорят: «Мы знаем, что у тебя что-то есть. Сам отдашь или будем искать?». Рабинович отвечает: «Ищите». Ребята перерывают всю квартиру, но ничего не находят. Но замечают под паркетом нечто подозрительное. Следует вопрос: «Сам паркет вскроешь или как?». «Вскрывайте», — пожимает плечами Рабинович. В считанные минуты паркет отдирается от пола и глазам удивленных комитетчиков предстает огромных размеров ржавая гайка, намертво прикрученная к полу. «Ну что, — спрашивают, — сам открутишь или нам открутить? Рабинович: «Откручивайте». С огромным трудом, вспоминая все богатство русского языка, затратив уйму времени, комитетчики все-таки откручивают заржавевшую гайку, под которой в полу обнаруживается отверстие, виден свет и слышен шум. «Что там такое? — спрашивают гэбэшники. «Внизу — филармония, — говорит Рабинович. — А на гайке люстра держалась».
1982 год... Пик застоя... Железный занавес... На завод по производству «сельскохозяйственной техники» должна прибыть делегация сенаторов и конгрессменов из США, совершающая поездку по СССР и очень интересующаяся вопросами прав человека.
Директор завода с секретарем парткома обсуждают и планируют визит. На заводе все хорошо — завод работает, станки крутятся, план выполняется... Но директора волнует, что на предприятии нет ни одного еврея. Секретарь парткома принимает решение и звонит секретарше: «Наденька, позовите ко мне передовика производства, члена парткома слесаря Иванова!».
Проходит 10 минут. Входит Иванов. Секретарь парткома: «Иванов! Немедленно бежишь в паспортный стол, начальник товарищ Никаноров уже ждет. И быстро получаешь новый паспорт на имя Рабиновича!». Иванов: «Вы шо!? Я — жидом!? Да не в жисть!». Секретарь парткома: «Хочешь партбилет на стол положить?!». Убитый Иванов уходит...
Прошло двое суток. Каждые полдня по заводу бродила американская делегация. И вот, в конце визита, с ехидным видом руководитель делегации говорит: «Все у вас хорошо — завод работает, станки крутятся, план выполняется... Да вот нет у вас ни одного еврея!». Из-за спины директора выскакивает секретарь парткома. Секретарь парткома: «Наденька! Быстренько позовите сюда передовика производства, члена парткома слесаря Рабиновича!.. Что?!.. Как?!.. Как это «уже в Израиль уехал»?!!..»
Рабиновича вызвали в ОБХСС.
– Где вы взяли деньги на «Волгу»?
– У меня был «Москвич». Я его продал, приодолжил и купил «Волгу».
– А где вы взяли деньги на «Москвич»?
– Был у меня «ИЖ», я его продал, приодолжил и купил «Москвич».
– А где вы взяли деньги на «ИЖ»?
– У меня был велосипед. Я его продал, приодолжил и купил «ИЖ».
– А где вы взяли деньги на велосипед?
– А за это я уже сидел.
Попал Леонид Ильич Брежнев в авиакатастрофу. В крайне тяжелом состоянии его доставили в больницу. Необходимо переливание крови. Но в Кремле в тот день не было электричества, и вся консервированная кровь, хранившаяся в холодильниках, испортилась. А у Брежнева была очень редкая группа крови. Отправили гонцов по всей Москве. И, наконец, где-то на окраине города разыскали человека с нужной группой крови. Им оказался Хаим Рабинович. Взяли у него кровь и доставили в операционную. Перелили кровь. Прошло минут пятнадцать – Брежнев открывает один глаз, затем – второй, начинает причмокивать. Кто-то из членов Политбюро спрашивает:
– Ну, как, Леонид Ильич?
– Надо уезжать!
Звонок в ОБХСС:
– Это Рабинович. Скажите, который час?
– Ноль часов ноль минут.
– Алле, это ОБХСС? Это Рабинович. Который час?
– Ноль часов три минуты…
– Алле, это ОБХСС?
– Послушайте, Рабинович, заберите обратно свой поганый конфискованный будильник и не морочьте нам голову.
Рабинович подал заявление на выезд. С работы его уволили, а визы не дают. Жить не на что. Тут приезжает в Одессу цирк. Гвоздь программы: дрессировщик суёт голову в пасть тигру-людоеду. Затем он предлагает сделать то же самое желающим из публики – за десять тысяч долларов. Рабинович выходит на арену и, весь дрожа, суёт голову в пасть. Потом вынимает её оттуда целой и невредимой. С удивлением смотрит на тигра и слышит его шёпот:
– Не думайте, будто вы – единственный еврей-отказник в этой стране.
– Были фараоны и евреи. Фараоны вымерли, евреи остались. Были инквизиторы и евреи. Инквизиторы вымерли, евреи остались. Были нацисты и евреи. Нацисты вымерли, евреи остались. Теперь есть коммунисты и евреи...
– Ты что хочешь сказать?
– Да ничего, просто евреи вышли в финал...

Взято тут, тут, получено по почте и записано по памяти.

 

На главную сайта

Студия "Корчак"

вверх


Закрыть ... [X]

Анекдоты про евреев Страница 2 Cамые смешные анекдоты Как сшить юбку для ребенка мастер класс

Анекдоты про сына еврея Старые добрые еврейские хохмы (анекдоты)
Анекдоты про сына еврея Смешные анекдоты, приколы, юмор, шутки
Анекдоты про сына еврея Одесские анекдоты - m
Анекдоты про сына еврея Истории о детях - t
Анекдоты про сына еврея IDE ATA/ATAPI контроллеры
Анекдоты про сына еврея Ажурные косы (14 фото)
Анекдоты про сына еврея Больные отношения - m
Виниры на зубы: фото до и после, керамические и композитные Жнец Overwatch Вики Зуб мудрости режется и болит Как выглядят и называются бокалы для красного и белого вина Как приготовить Курица с хрустящей корочкой в духовке Как сбросить Windows 10 до заводских настроек Конкурс проектов фундаментальных научных исследований Майонез. История соуса майонез. Рецепт майонеза классического От журнала Ксюша - рукоделие для всей семьи